14:07 

Эпилог Фантастический (зомби-трэш)

Муж и Жена
Зима близко


Ему казалось, что рассвет никогда не наступит. Он стоял плечом к плечу с друзьями, каждый из которых в следующую минуту мог стать врагом. В дверном проеме из черных теней соткался силуэт, и Дон Хуан не задумываясь разрядил в него ружьё...

После просмотра передачи об окончании войны, наследники тётушки Агаты разбрелись по своим комнатам. Мерседес, всё еще находившаяся в состоянии шока от чуть было не случившегося изнасилования, ворочалась и не могла уснуть. Не будучи в состоянии более бороться с мучающими её кошмарами наяву, испанка просунула ноги в домашние тапочки прошаркала к лестнице. Странное чувство, будто натянутая до предела струна, не оставляло её. Осторожно спустившись по лестнице Мерседес приблизилась к двери в каминный зал. Там в полумраке озаряемом сполахами догорающего камина, сквозь завывания ветра в пробитой танком стене, она услышала нечто заставившее сердце окаменеть.
" Встаньте-восстаньте-дети-тьмы! Ибо-пришел-ваш-час! Испейте-крови-живых-обвейте-себя-их-кишками-разгрызите-их-кости!"
Голос завывавший в комнате был незнаком, но в завываниях между фразами было, что-то болезнено узнаваемое.
Девушка оперлась о косяк, чтобы не упасть и обеими руками закрыла себе рот, чтобы не закричать. Замирая от ужаса охватившего её, Мерседес заставила себя посмотреть на то, что творилось в каминном зале.
За столом сидели люди. Впрочем, назвать их людьми язык не поворачивался. Ближе всех к двери в грязном бархатном кресле раскинулась бабуля Лулу. Её выпученые глаза вращались вокруг собственной оси, словно две маленькие планеты смерти. Руки, теперь больше напоминающие птичьи лапки, старуха держала перед собой и мерзко шевелила дряблыми пальцами с отросшими на них ногтями.
Взгляд испанки словно испуганый зверек скакнул к следующему мертвому наследнику, а затем отпрянув от ужаса - дальше.
Отблески пламени на черном от засохшей крови развороченном горле охотника Герштика. Огромное синюшно-оплывшее лицо ВанБьёрна с рыжим, замараным воротником тениски. Пробитый пулей, будто бы раздвоенный череп пса. Истеричесие движения полуразложившейся блондинки Тины пытающейся впопытах вытащить из чавкающей груди мясницкий нож...
На другом конце стола вообще творился сущий ад. Из брюха разорваного напополам крокодила, в слизкой требухе на кресло медленно карабкались остатки повара. Помешивая ложечкой в пустой чашке и закинув ногу на ногу, подле них сидела Джоана Мёрси. Обнаженное тело докторши было до самой шеи покрыто хрустящей корочкой запекшейся крови. За столом прислуживал Папионез, его дерганые ломаные движения и проливаемый чай могли бы показаться комичными, если если бы не жирные белые черви-трупоеды торчавшие из глазниц почившего первым наследника.
Прямо на столе среди оплывших свечей, пентаграмм и благовоний в фарфоровых блюдцах в диком шаманском танце завывала мадам Астра:
" Заклинаю-вас-дети-тьмы! Идите-в-спящий-мир! Несите-избавление-живым..."
Крик утонул в горле Мерседес, когда она почувствовала, что за спиной кто-то стоит. Холодные пальцы Ники сомкнулись на её запястьях и омервевшая девушка была препровождена в зал. Черное лицо повешенной не выражало ровным счетом ничего, как и при жизни, но в холодных голубых глазах, Мерседес прочиатла свою смерть.
Испанка судорожно пыталась произнести молитву, но остатки сознания воспринимали только блестящий скальпель в руке цыганки уже через мгновение погрузившийся по самую рукоятку в прекрасную грудь девушки.

Стук в дверь посреди ночи, показался ему не то чтобы странным, скорее настораживающим. Дон Хуан лежал на кровати, так и не раздевшись после недавней войны, выжатый лимон.
- Кто это? - спросил наркобарон подойдя к двери.
- Это я. Мерседес. - голос был странно безжизненным и каким-то свистящим.
- Сейчас, дорогая, - пробормотал Хуан и покапавшись с замком отпер дверь. - Что случилось?
Вопрос пожилого мачо повис в воздухе. На пороге стояла прекрасная девушка, которую он давно уже хотел, но загонял свои чувства поглубже в... короче, загонял.
- Можно войти? - спросил чужой голос испанки, от которого дохнуло могилой.
- Конечно, синьорита. Даже ума не приложу, чем вызвано такое ночное вторжение. - попытался скокетничать Дон Хуан.
Глаза Мерседес побродив по комнате сконцентрировались на наркобароне:
- Мне нужно, чтобы вы спустились со мной в каминный зал. Это... очень важно...
Хуан пригляделся к ночной гостье. Она судорожно пыталась запахнуть на груди халат, который Дон до того видел на Астре, лицо было очень бледным, с черными кругами под глазами.
- Уж не больны ли вы, моя девочка? - вопрос он задал, чтобы выиграть время. Взгляд обшаривал фигуру Мерседес от пркрасной возвышающейся под тканью груди, до стройных ног... с потеками крови на них. - Спускайтесь, я должен привести себя в порядок, а потом и сам спущусь. - сказал Хуан, уже зная, что никуда не пойдет.
Отточенное годами чувство загнанного хищника говорило ему, что если кого и придется обнять этой ночью, так это приклад ружья, делившего с ним постель последние несколько часов.
В соседней по коридору комнате послышались звуки борьбы. Звон разбитого стекла и удары железа о железо. По-видимому Фрики решил не сдаваться без боя.
- Сейчас... сейчас. - Дон Хуан медленно начал поворачиваться к кровати. Краем глаза он заметил, как распахнулся халат Мерседес. Меж грудей на месте сердца зияла ужасная рана.
Он упал на скомканые простыни и сильно толкнул наступавший морок ногами.
Мертвая испанка отлетела к стене и с чавкающим звуком приложилась об умывальник затылком.
В коридоре слышался приглушенный дикий визг Орианы, кто-то рубил дверь в её комнату, при этом отвратительно похрюкивая.
Мерседес начала подниматься. Расставив руки в ужасающем приветствии зомби шагнула к нему.
Вороненый ствол охотничьего ружья был ей ответом.
Время как бы замедлилось для наркобарона. Долю секунды он смотрел на покачивающиеся над кровавой дырой груди. Краем сознания он видел в дверном проеме запыхавшегося Фрики с мечом в одной руке и отрубленой головой Тины, которую тот держал за волосы, в другой. Он даже сумел различить безвкусно обведенный помадой и оскалившийся рот на этой голове... А потом...
"БАХ! БАХ"
Оба ствола изрыгнули пламя и мозги красивейшей из женщин разлетелись по стенам.

- Что это?! - Фрики в разбитых очках и порваной майке стоял над разрубленым на несколько кусков ВанБьёрном. Рука зомби всё ещё сжимала разбитую ракетку. Очкарик представлял собой довольно странное зрелище, но не более странное, чем по-прежнему шевелящиеся останки тенисиста.
- Да откройте же, мисс Спенсер! - уговаривал Хуан. - Нам нужно срочно забарикадироваться, всем вместе...
За дверью англичанка тихо скулила.
- Как в каком-то дешевом кино. - Приговаривал Фрики, забрызгиваясь черной вонючей кровью и продолжая мелко шинковать труп бывшего поклонника Орианы рыцарским мечом.
Где-то внизу в каминном зале особняка суетились зомби. Рычание, обрывки фраз и дикое шаманское завывание позволялитолько догадываться, что за вакханалия там творилась.
Наконец, останки ВанБьёрна утихомирились и Фрики зачем-то достал из кармана маленький отрубленый пальчик. Почерневший, скукожившийся обрубок оставался недвижим. Лицо Фрики озарилось счастливой сумасшедшей улыбкой и он отчаянно принялся рубить дверь Орианы.

Восставшие мертвецы шли, как на убой. Под сброшенным с лестницы тяжелым комодом подергивались в агонии лапки, того, что еще неделю назад было славным песиком Пекинзоном. Герштик осел на ступеньки с простреленной головой. Горничная Ники несмотря на отрубленные ноги продолжала ползти в сторону лежащей в обмороке англичанки. Удар прикладом превратил её голову в склизкий фарш и она затихла.
- Уходим на чердак! - скомандовал наркобарон. И троица живых приступила к передислокации.
Забарикадировавшись на чердаке наследники Агаты перевели дух.
Дон Хуан запалил огрызок сигары и вытер пот со лба.
- Нам бы продержаться до рассвета... - усмехнулся пожилой солдат. - Тогда по всем законам жанра...
Его прервал скрежет выворачиваемой из петель двери.
- Тащи её через окно на крышу. А я... - Хуан поморщился. - Я... задержу их... ничего. Вперед!
- Сколко у вас патронов, Дон? - Фрики уже подтаскивал безвольную, но уже в сознании Ориану к форточке.
- Четыре. Должно хватить. В крайнем случае есть еще зубы.
В предрассветной серости, Розенблюм отчетливо увидел сворачивающий к особняку танк. На крыльце стояла приплясывая мадам Астра и манила его руками в дом.
Фрики уже подтаскивая Ориану по карнизу бросил последний взгляд на наркобарона. Осунувшийся старик с ружьем в руках улыбнулся ему и повернулся в сторону оскалившегося Папионеза в разорваном фраке и с кочергой. Выстрел уложил зомби на пол, а Хуан прокричав, что-то по-испански ринулся вниз по лестнице.

Черепица была старая и крошилась под их весом. Ориана Спенсер сидела, обхватив колени руками и молчала. Фрики отер рыцарский меч о майку и поморщился от холода.
- Прямо, как в видео играх... - наконец выдавил он из себя.
Под ними танк сново вгрызся в чрево особняка. Жуткий визг мотора заглушили еще несколько выстрелов.
Крыша ходила ходуном, и Фрики мог только представлять, как железная машина продирается, круша стены и перегородки дома в погоне за наркобароном. Если тот вообще еще был жив...
То, что произошло в следующий момент вообще не поддавалось описанию. Танк выстрелил. И наверное попал в газовые балоны хранящиеся под кухней. Половина дома взлетела на воздух смесью огня, камня и покорёженого метала. Оглохший Фрики так и не услышал жуткий вой разнесшийся по округе, но увидел нескольких людей (людей ли?) обьятых пламенем, выскочивших из дома огнеными факелами. Почерневшими огарками они застыли на белом снегу возле дороги.
Крыша на которой сидели Фрики и Ориана начала коситься. Под ними слышался ужасающий скрип и треск. Дом окончательно рушился.
- Прыгай Ориана! Прыгай! - закричал очкарик, и прокатившись по проваливающейся черепице рухнул в глубокий сугроб.

Еще не рассвело. Фрики прихрамывая, и опираясь на меч, словно на костыль, пробирался сквозь заснеженный пустырь к кладбищу. Именно туда вели другие следы. Следы той, что прошла перед ним.
Размазывая пальцы в кровь, смахивая с них остатки ногтей, мадам Астра разрывала могилу. "Агата Голдшип" значилось на могильном камне. Где-то там в промерзлой земле, кто-то рыл ей навстречу. Рыл разбивая в щепки гроб и раскалывая лед.
- Плохая идея. - услышала она за спиной. - Врядли она станет тебе подчиняться, как все остальные.
- Что ты вообще в этом понимаешь, щенок! - огрызнулась цыганка.
- Неужели все из-за денег? - Фрики стоял опираясь на меч, близко... Очень близко.
- При чем тут деньги? - Астра смахнула капельку пота с носа. - Я сделала все как, мне сказала госпожа!
Фрики скривился:
- Значит все это был один гигантский обряд, который спланировала тётушка для... "вечной" жизни?
Не отвечая, Астра ринулась на него. В попытке защититься юноша направил на неё меч. Ком мерзлой земли сорвался в разрытую могилу из под ног прорицательницы. Ухватившись за лезвие пропоровшее уже грудную клетку, Астра потащила Фрики на себя. Интуитивно выпустив из рук меч, очкарик смотрел как цыганка вся в собственной крови пытается вылезти из ямы. Наконец она затихла и свернулась калачиком в могиле тётушки.
Розенблюм развернулся и похрамал к развалинам особняка. На ходу он достал из кармана обрубок пальца. Тот был безжизненным и не двигался.
- Она жива! И я найду её! - крикнул Фрики надвигающемуся рассвету.

URL
   

Муж и Жена

главная