15:24 

Эпилог реалистический

Муж и Жена
Зима близко



Картофель обуглился. Сквозь трещины в черной кожуре проглядывала аппетитная рыхловатая мякоть. Фрики дрожащими пальцами потянулся к камину и наслаждаясь теплом исходящим от углей, улыбнулся.
- Так по-вашему должен выглядеть настоящий послевоенный завтрак Дон Хуан?
Пожилой мачо, обжигаясь и перекатывая в ладонях крупную картофелину отвечал:
- Символы окружают нас всю постылую мимолётную жизнь, когда твой модернизированный, но потрепанный поезд прибудет на станцию, где сейчас стоит мой паровоз, ты научишся читать эти знаки судьбы.
- Некоторый из нас и так умеют читать их, без привязки к железнодорожной эзотерике, - мадам Астра хлопотала над старым чайником на треноге, установленным в камине, - Это дар! - прибавила она.
Мерседес, пошевелившись под несколькими слоями наброшенных на неё пледов, среди которых угадывались, как пончо Дона Хуана, так и спортивная куртка Ван Бьёрна, и хрипловатым простуженным голосом прошептала:
- Дар от Бога или дьявола?..
- Мне уже всё равно. - слух цыганки всегда отличался остротой. - А то, что наш достопочтенный мультимиллионер, намекает на то, что мы сами похожи на эти обгарелые, лопнувшие в нескольких местах, картофелины... Я бы ответила ему, что на деньги с которыми он выйдет отсюда, сможет купить себе золотую тарелочку.
Наследники тётушки Агаты постарались не встречаться взглядами.
Из дыры в стене, где еще недавно стоял танк, дул резкий холодный ветер. Уже рассвело, следы от гусениц четко выделялись на белизне заснеженых полей, раскинувшихся вокруг особняка номер 13.
Со стороны лестницы послышались неуверенные шаги. Ориана, поправляя растрепаные волосы, проковыляла по залу на кухню.
- Идите сюда, бестолочь! - сурово окрикнула её Астра, - Завтрак уже готов.
Адвокат сомнамбулической походкой приблизилась к четырем оставшимся в доме наследникам.
- Можно чаю?
Цыганка по-хозяйски плеснула дымящийся напиток в надбитую чашку и протянула Ориане.
- Мне снилось, что меня пытаются убить огромным... - англичанка запнулась, - мечом. Мечом правосудия. Я уже почувствовала, как холодное острое лезвие прикоснулось к моему горлу... и проснулась.
- Что вы говорите? - Астра обернулась к Фрики и Хуану и закатила глаза.
Изящная ручка Мерседес высунулась из под кипы одежды и приняла чашку.
- То, что происходило вчера, - испанка говорила тихо, но твердо, - отнести к правосудию, как-то не получается. Эти солдафоны, война пришедшая в наш дом... неужели я заслужила то... что могло произойти?
Дон Хуан присел на краешек кресла Мерседес и приобнял ворох курток.
- Нет, дорогое моё дитя. Вы не должны винить себя ни в чем. Эти русские были испытанием господним, а не наказанием.
- Ну и мы же победили, в конце-концов, - вставил Фрики. Его взгляд из под разбитых очков блуждал по комнате.
- Господь не посылает испытания с которыми мы не можем справиться, - в глазах испанки появились слёзы, - Но я уже ничего... ничего не понимаю. Я не чувствую в себе силы справиться! Я не верю, что проживу еще один день. И... мне уже даже... о Боже! Мне даже наплевать на это, только не вытаскивайте меня из этого кресла, дайте умереть в тепле.
Каминный зал огласился рыданиями.
Ориана потупившись помешивала отсутствующий чай в пустой чашке. Очкарик наматывал пластырь на разбитые и кровоточащие костяшки пальцев. Наркобарон запустил руки в ворох пледов и одежды, подрагивающий и скулящий, и крепко прижал к груди голову испанской девченки, потерявшей веру.
Мерседес чувствовала тепло его тела, запах крепкого табака пьянил её. Девушка нашла смуглую руку Дона Хуана и поцеловала. Взгляд испанки пересек комнату и там, в проломе стены, обьятый светом морозного утра, она узрела крест, надвигающийся на неё.
Ноги Фрики Розенблюма подкосились, расставив руки в дружелюбном приветствии в особняк шагнул человек.


- Всё это - просто ужасно, уму не постижимо! - маленький толстый нотариус, слегка скривившись попивал еле теплое пойло, предоставленное мадам Астрой. - Все эти смерти, война, огромное состояние...
Улыбку цыганка не смогла скрыть:
- Вот об этом, мистер Черныческу, по-подробнее.
Поверенный в делах Агаты смущенно развел руками:
- Как вы понимаете, приехал, как только смог. Большой Наст сошел пару дней назад, но тут это однодневное вторжение Украины...
Фрики уже собрал свои вещи в рюкзак, а сейчас теребил в руках розовую сумочку француженки.
- Это значит... - голос юноши был тусклым и безжизненым, - Это значит, что мы могли выйти отсюда два дня назад, и моя... Жаклин могла остаться жива.
Черныческу озабочено посмотрел сначала на Розенблюма, а затем на Ориану, уже напялившую своё польто и подставляющую лицо солнечным лучам в проломе стены особняка.
- Мужайтесь, мой мальчик. Если бы не танк, мы бы еще несколько дней могли томиться здесь, как пауки в банке. - Дон Хуан и Мерседес спустились по лестнице вместе. Он выглядел бодрым и подтянутым, а испанка, слегка раскраснелась.
Трансильванец наконец-то отставил ненавистный чай в сторону и произнес:
- Приехал, как только... смог... Кстати, я тут посидел пока вы собирались. Переработал завещание, согласно условиям покойной... Вы все теперь богаты, господа, некоторые, - взгляд нотариуса обратился на Дона Хуана, - фантастически богаты! Остались сущие формальности. Открыть сейф, сложить ассигнации в этот кейс, добраться до нашей конторы... а там, каждый из вас вольная птица!
- А как же расследование всех этих убийств? - Ориана спросила, продолжая стоять лицом к скупому зимнему солнцу.
- Сюда пришлют следователя из города... трупы, опять же, надо вывезти в наш морг. Но в целом... - Черныческу замешкался и смущенно продолжил, - В целом, я думаю это дело замнут. Слишком много смертей вчера... спишут на военые преступления солдат и все.
Мерседес с надеждой посмотрела на Дона Хуана и проговорила:
- Так что же будет дальше?
Мачо неуклюже поправил на столе свой чемодан.
- А дальше, моя милая, жизнь. Я проведу все, что мне осталось на тихом ранчо, в стране с не сильно щепетильной юрисдикцией. Вы - вернетесь в отчий дом и купите себе много... много автомобилей...
- Лично я, - Астра подключилась к разговору, - отправлюсь в Австралию. И сделаю... то, что давно должна была сделать... Не спрашивайте меня ни о чем, скажу только, что все эти ужасы вылетят из моей головы, когда я поглажу золотую головку моей внучки.
- Добрая бабуля вернулась. - цинизм Орианы, был подстать её кислому выражению лица.
- Ну, а вы, мисс английская черная лошадка? - парировала цыганка.
- Я? Я, черт возми, вернусь сюда с дюжиной сыщиков и встряхну этот гадюшник! - по Ориане не было видно шутит ли она или говорит вполне серьезно. - Я не дам этому делу так просто закончиться. Так что, уважаемые игроки человеческими жизнями, ждите в гости... с полицейскими приставами.
Взгляды всех обратились на Фрики. Юноша перебирал содержимое розовой сумочки, на столе уже лежали, зеркальце, помада и отрезаный палец.
- Что? - встрепенулся он, когда почувствовал затянувшееся молчание. - Я вернусь в Нью-Йорк. Начну жить, наверное, отдельно... Заеду в Париж, по-пути. Я... я хотел встретиться с отцом Жаклин. Отдам её миллион. А дома... открою какой-нибудь старт-ап... Черт, что я говорю! - Фрики снял треснувшие очки с носа и потер глаза. - Мне нужен хороший психоаналитик, покой... я не знаю, что буду делать дальше...
- А я знаю! - голос поверенного был жизнерадостным, - Я открою сейф, отдам вам ваши деньги, получу подписи и смогу оформить гонорар! Итак: мисс Мерседес Лопез, вы получаете два миллиона трансильванских злотых!
Мерседес потупилась и натянула черные кожаные перчатки.
- Мисс Ориана Спенсер... - ноль эмоций со стороны англичанки, взгляд обращен к солнцу. - Вам мы отсчитаем в конторе ваш законный миллион.
- Мадам Астра вы заработали... кхм... три миллиона.
- Спасибочки... - Астра опустила на стол свою безразмерную сумку. - упакуйте сюда.
- Дон Хуан, вы можете себе позволить ранчо за... семь миллионов!
Ответом наркобарона было лишь бурчание: "ах, Агата..."
- Фрики! - нотариус окликнул очкарика уже собиравшегося идти к машине, тот оглянулся, но продолжал улыбаться каким-то своим мыслям. - Ваши три миллиона, и не забудьте подписаться в получении!
- Хорошо, - ответил Розенблюм. Он только, что подключился к Wi-Fi, от приехавшего за ними автомобиля. Автоматически, по-видимому
пытаясь вернуться в навсегда утраченную жизнь, юноша проверил почтовый ящик... Немного спама, письмо от мамы и папы, письмо от...
- О Б-же! - вскричал очкарик и повалился в снег.

From: jacklinekollar@gmail.com
To: rozenblum@hotmail.com

Darling, je suis vivant. Vous attendent dans Paris.

URL
Комментарии
2016-01-04 в 17:22 

Оставаться искренней. Даже симулируя искренность.
ммм... французский резанул ухо. или глаз =)

   

Муж и Жена

главная